«Люди в Чечне настроены против Кадырова и ждут момента» — интервью с Бакаром Янгулбаевым

Разговор деле Заремы Мусаевой, воюющих на стороне Украины чеченцах и «прекрасной Чечне будущего»

|

Автор: Константин Молотов

Абубакар Янгулбаев — один из сыновей Заремы Мусаевой, похищенной в январе кадыровскими силовиками. Уже более полугода его мать содержат в СИЗО, а сам Абубакар и его брат Ибрагим активно выступают против кадыровского режима. Мы поговорили с Бакаром о том, зачем чеченцы воюют на стороне Украины, куда может уйти Кадыров и что его ждёт после краха диктатуры в республике.


Теперь он [Кадыров] не понимает, что делать, и просто ждёт момента, чтобы выйти из этой ситуации, сохранив лицо


Абубакар Янгулбаев. Скриншот: Telegram-канал Абубакара


— Что нового произошло с делом Заремы Мусаевой в последнее время?


— Ничего нового там не произошло, помимо того, что начались суды. Сейчас их затягивают. Предварительное слушание никак не могут провести. Во время рассмотрения дела суд начал делать ошибки. Например, они не уведомили потерпевшего — полицейского, которого Зарема якобы побила, о начале рассмотрения дела. В этом я вижу умышленную халатность для того, чтобы затягивать дело и как можно дольше содержать её в заложниках.


— В каком она сейчас состоянии?


— Физическое состояние удовлетворительное, психологическое состояние плохое, но она держится и не сдаётся. Очевидно, что в СИЗО ей не могут предоставить те лекарства, которые ей нужны (Зарема страдает диабетом, — прим. ред.) Поэтому нам приходится отправлять ей всё необходимое, чтобы обеспечивать ей нормальное медицинское обслуживание.


Именно в этом заключается моя, наверное, самая главная претензия к суду, к следствию и прокурорам. Почему они держат её в СИЗО, когда не могут обеспечить её безопасное нахождение там. При чём вероятности того, что она оттуда сбежит, конечно же, нет. Мы уже даже не просим отпустить её, но мы просим перевести её хотя бы под домашний арест, а они это не делают.


— Почему кадыровцы не отпускают Зарему, когда уже всем очевидно, что её похищение никак не повлияло на вашу деятельность?


— Похищение моей мамы было совершено по инициативе Кадырова, эмоционально. Это решение было необдуманное, несогласованное с федеральной властью. В его решении была только личная потребность и необходимость хоть как-то отомстить, что-то сделать.


Всё началось с того, что задержали меня, но я смог уйти от последствий. Они знали, что я хотел вернуться в Чечню и надеялись, что по возвращению я буду работать на их пропаганду, но из-за того, что я долго не возвращался они решили взять мою маму. Я вообще не ожидал, что они возьмутся за родителей.


Говоря о реакции Кремля на это, то сначала в Москве пытались это не замечать, но затем вступились за Кадырова. Теперь и для них отступление назад будет выглядеть очень странно. Им вообще не нужна была эта история. Самому Кадырову тоже не нужна была эта история. Ему постоянно припоминают, что он охотится на женщин, а для него как для кавказца это болезненно. Теперь он не понимает, что делать, и просто ждёт момента, чтобы выйти из этой ситуации, сохранив лицо.


Я наблюдаю сейчас в Чечне, что люди серьёзно настроены против сложившегося режима и ждут подходящего момента


Фото: АР


— Недавно Анзор Масхадов сообщил, что сторонники Республики Ичкерия объявили Кадырову джихад и анонсировали организацию подпольного движения в Чечне, которое будет бороться с Кадыровым. Насколько сейчас такая борьба может быть успешной?


— Вообще сейчас возможностей для ведения каких-то военных действий по освобождению Чечни не так много, потому что республика уже потеряла огромные человеческие, экономические и даже культурные ресурсы. Я не вижу предпосылок к этому. Чечня разоружена, у людей нет оружия.


— Но всё же в том случае, если на территории Чечни возникнет партизанское движение, будет ли у него реальная поддержка населения?


— Трудно сказать, но однозначно население настроено против Кадырова. Сейчас в Чечне смотрят на ситуацию так: мы согласились быть частью России, но что дала нам Россия? Людей всё так же продолжают похищать и убивать, но теперь этим занимаются кадыровцы от имени Российской Федерации. Я наблюдаю сейчас в Чечне, что люди серьёзно настроены против сложившегося режима и ждут подходящего момента. Возможно, такие люди не составляют большинство, но этого вполне будет достаточно, потому как большинство в Чечне нейтрально и не займёт никакую из сторон.


— Чеченские добровольцы, в частности из батальона Шейха Мансура, воюют сейчас на стороне Украины. Это может приблизить, помимо победы Украины, ещё и победу над кадыровским режимом?


— Да, это может приблизить победу, но в рамках более глобального процесса. Победа в Украине станет ещё одним шагом на пути к победе. Но чтобы Кадырова не стало необходимо, чтобы и самой властной системы в России не стало. Не только самого Путина, но и всей путинской системы, потому как если Россию возглавит условный Володин, власть Кадырова в Чечне будет также продлена. Поэтому, если одним из последствий войны в Украине станет полный демонтаж существующей политической системы, тогда да.


У него [Кадырова] развитие остановилось на возрасте 10–15 лет. И в целом это видно по тому, какие ролики он выпускает, его желание внимания, комплексы


Фото: РИА Новости


— У Кадырова сейчас тоже есть добровольцы. В чём разница?


Кадыровские добровольцы — это не совсем чеченские добровольцы. Их, насколько я знаю, там меньшинство. Даже в репортаже не «Первом канале» один из добровольцев отряда «Ахмат» признаётся, что в их составе есть только четыре чеченца. На самом деле, количество воюющих за Россию чеченцев примерно сопоставимо с количеством чеченцев, воюющих за Украину.


— Что будет с Чечнёй, когда победа Украины в войне с Россией приведёт к краху российской политической системы?


— Тут я полагаю, необходимо проводить честные выборы, на которых люди сами должны выбрать чего они хотят. Лично я считаю, что в республике начнут действовать сразу несколько политических сил: шариатская, демократическая и умеренная. И тогда народ сам выберет, куда ему двигаться. Конечно же, первое время Чечня не сможет жить самостоятельно. Республике понадобится чья-то поддержка: либо России, либо Турции, либо Великобритании и Соединённых Штатов.


— Недавно СМИ сообщили о возможной смерти модератора вашего Telegram-канала 1ADAT Салмана Тапсуркаева. Насколько велика вероятность, что он всё-таки жив?


— Информацию о том, что Салман был убит я считаю непрофессиональной, потому что её заявили, в частности Ольга Садовская, не предоставили доказательств, что он убит. Есть прямые доказательства его похищения, применения к нему пыток, но касательно его смерти есть только подозрения. Поэтому я считаю, что его возможное убийство нужно комментировать осторожно, потому что уже были случаи, когда человека объявляли мёртвым, но Кадыров после этого показывал его живым. На данный момент заведено дело о похищении и его ищут.


— Что будет с теми, кто сейчас занимается похищениями, пытками и убийствами в «прекрасной Чечне будущего»?


— Есть очень устоявшееся мнение в самой Российской Федерации, что будет какое-то кровавое месиво, кровная месть, но ничего подобного не было, например в 90-е после распада СССР. Я всё чаще наблюдаю, что люди настаивают на решении этой проблемы путём судебного правосудия, а не при помощи какого-то первобытного свода законов. Более того актуальность кровной мести придаётся только самим Кадыровым. При этом сам же Кадыров клянётся соблюдать российский закон.


— Как скоро Чечня может стать свободной?


— Мне сложно сказать, но первым шагом к этому будет крушение нынешнего путинского режима, как ранее рухнул СССР, дав Чечне возможность стать свободной.


— Рамзан Кадыров недавно заявил, что он является «политическим долгожителем» и попросил отправить себя в отпуск, но уже через несколько дней передумал и записал опровержение. Это попытка привлечь внимание или его искреннее желание уйти?


— Есть версия, что после того как Кадыров объявил, что если Хадисы Сахих Аль Бухари (один из шести основных суннитских сборников хадисов — прим. ред.) не будут запрещены, то мусульмане России «сами решат этот вопрос». В Кремле восприняли это, как угрозу существующей власти и потенциальную угрозу массовых мятежей. По этой причине в Кремле решили отправить его сначала в длительный отпуск, а затем и в отставку. Кадыров сыграл на опережение и объявив о желании уйти, он привлёк к себе внимание и показал Кремлю, что он ещё нужен, а затем просто свои же слова опроверг.


Вся эта история говорит об одном: словам Кадырова нельзя верить. Сегодня информация из его уст может быть одной, а завтра другой. Вообще я давно запрашивал у специалистов психологический анализ его поведения и не раз получал выводы, что у него развитие остановилось на возрасте 10–15 лет. И в целом это видно по тому, какие ролики он выпускает, его желание внимания, комплексы.


— Если всё же Кадыров бы ушёл, то куда он мог бы уйти?


— В таком случае, он мог бы уйти в отпуск примерно также, как и другие губернаторы — на должность какого-нибудь заместителя и советника, где он мог бы ничего не делать и плевать в потолок. На пост главы Росгвардии его бы скорее всего не поставили бы.


— Что будет с Кадыровым в «прекрасной Чечне будущего»?


Его ждут справедливое расследование и суд. Думаю, ему вынесут приговор в виде пожизненного заключения в совокупности всех составов преступлений, которые он совершил. 


Редактор: Лев Гяммер

Поддержите Скат media

Наша единственная надежда в эти тёмные времена — вы.