«Я буду идти до конца. Какой бы конец там не случился» — Светлана Каверзина

Депутат Горсовета Новосибирска рассказывает свою историю борьбы за права и свободы граждан

|

Автор: Ангелина Рощупко

Мы продолжаем рассказывать, как устроена политика «снизу», и кто за ней стоит. На этот раз мы пообщались со Светланой Каверзиной — муниципальным депутатом Горсовета Новосибирска, бывшем председателем Новосибирского регионального отделения партии «Яблоко» и членом коалиции «Новосибирск 2020». Ранее мы брали интервью у её коллеги по коалиции — Хельгой Пироговой.


Светлана — политическая активистка на протяжение уже многих лет. В 2020 году, после вступления в коалицию «Новосибирск 2020», она стала муниципальным депутатом по 46 округу Новосибирска. 


Когда Глеба Марьясова посадили, я вышла на пикет в поддержку жертв политических репрессий. Глеб работал на моей кампании, он помогал мне избираться в депутаты. Для меня это было настолько несправедливо, я знаю лично человека. Я решила публично высказаться, что у нас в стране политические репрессии. 


Светлана Каверзина. Фото: VK-страница Светланы


Светлана, хотелось бы начать с того, что в прошлом году, после вступления в коалицию «Новосибирск 2020», вы были сняты с поста председателя Новосибирского регионального отделения партии «Яблоко». Также вас исключили из партии. Как вы считаете, за последние года партия «Яблоко» потеряла свои позиции на российской политической арене?


В Новосибирске точно потеряла. Из «Яблока» были исключены самые активные её члены. Это были люди, которые занимали очень видное место в городской политике. Они захотели попробовать свои силы и стать депутатами. Их «Яблоко» исключило. Соответственно, «Яблоко» ослабило свои позиции и они до сих пор не могут выбрать председателя новосибирского регионального отделения. Прошло уже полтора года. «Яблоко» в Новосибирске сейчас разгромлено. Сделала это сама партия своими руками. 


— Партия «Яблоко» ведёт чистку партийных списков по всей стране и избавляется от сторонников Алексея Навального, Максима Каца, а также «Умного голосования». Считаете это оправданным решением для партии?


—  Когда Рыбаков избирался в председатели партии, он шёл с программой, что хочет набирать больше людей. Программа называлась «Расправить крылья». Он считал, что нужно принимать разных активистов в ряды партии. После того, как его выбрали председателям «Яблока», курс пошёл в другом направлении. Ту программу, которую он представлял на съезде партии, он не стал выполнять. Стал делать полностью наоборот. Сокращать количество членов партии. Громить те региональные отделения, которые проявили самостоятельность. Я считаю, что до добра это партию не доведёт. Мне больно это видеть.


Если бы вам предложили снова вступить в партию, вы бы согласились? Если бы согласились, то на каких условиях?


Во-первых, мне не предложат. Во-вторых, я в прошлом феврале через Слабунову спрашивала, ждут нас обратно в партию? Мне дали чётко понять, что нас в партию не ждут, и мы там не нужны. Поэтому пять человек, которые были отчислены, решили не восстанавливаться.


Кстати, как вы относитесь к «Умному голосованию?»


Ну скажем так, я честно говоря, не очень переоцениваю роль «Умного голосования». Я просто вижу, что те кандидаты, которые на округах работали, они даже, где против них было умное голосование, победили. Да, какой-то процент оно даёт. Меня «Умное голосование» поддержало, и я им очень благодарна. Наверное, они посчитали, что я самый сильный кандидат против представителей «Единой России». 


— Вы начали интересоваться политикой, когда начались отмены концертов из-за требований православных активистов в 2014 году. Скажите, сейчас люди в большинстве своем понимают, что политика — это абсолютно всё вокруг них?


Я не могу оценить, потому что тогда я была тёмной, невежественной. Я сейчас не могу понять, как оценивали окружающие в 2014 году то, что происходит. Единственное, что наверное могу по своим избирателям сказать: то что было в 2016 году и то, что сейчас, происходит на округе. Люди стали более активно влиять на жизнь в округе, в районе, в городе. Люди стали не стесняться писать депутатам, в администрацию, в мерию. Это уже считается нормальным, если гражданин встретился с депутатом. Сейчас это каждодневная, рутинная работа. Люди стараются навести порядок, в том месте, где они живут.  


Как вы пытаетесь донести обычному обывателю, что политика — это даже то, что во дворе их дома нет фонарей?


— Я активный пользователей соцсетей и стараюсь донести до людей своё видение. 


Вы часто выходите в одиночные пикеты. Скажите, почему вы считаете пикеты важными?


Когда уже закипает, вырывается наружу и молчать невозможно. До того момента, конечно, как я стала депутатом, я чаще ходила. Сейчас есть «Открытая трибуна». На ней я могу высказывать, что меня беспокоит, что болит. Сейчас на пикеты и митинги я стала выходить значительно меньше. Тем не менее, есть какие-то точки болевые, которые надо высказать. Когда Глеба Марьясова посадили, я вышла на пикет в поддержку жертв политических репрессий. Глеб работал на моей кампании, он помогал мне избираться в депутаты. Для меня это было настолько несправедливо, я знаю лично человека. Я решила публично высказаться, что у нас в стране политические репрессии. 


Вы не боитесь говорить о политических заключённых. Как вы считаете, почему с годами в современной России их всё больше?


Это же маховик, инерционный механизм. Если он раскрутился, будет загребать всё больше и больше. Нашим силовикам хочется показывать, что их работа нужна, что они борются с экстремистами. Причём экстремистом может стать кто угодно, любой из нас в глазах силовиков. И это стала такая обыденность, ты можешь выйти с плакатом и тебя запишут в экстремисты. Нашим силовикам палочка, а человеку — сломанная жизнь. 


Не страшно выражать свои взгляды?


Я в 2014 году весь страх потеряла. Когда всё только начиналось. Сейчас уже оглядываться не на что. 


Недавно вы писали в своём Instagram, что вас вызвали в полицию по совокупности одиночных пикетов. Вы подметили, что пришло задание из центра ЦПЭ. Нет желания перестать заниматься тем, что вы делаете? 


Конечно, нет. Как говорится, кто, если не я? 


Как изменилась ваша жизнь с избранием в Горсовет Новосибирска в 2020 году? 


Когда я была общественником, со мной общались люди, которые готовы поменять жизнь. Рядом, плечом к плечу и идём вместе вперёд. Сейчас стало больше обращаться людей, которые сидят и ждут. Вот сейчас депутат придёт и изменит всё. Конечно, немного энтузиазма поубавилось. С другой стороны, появилось больше возможностей, что-то переделывать в городе, выражать свои мысли, делать свои предложения. Хоть немножко город разворачивать в ту сторону, которую хочется.


Вы стали чувствовать себя защищённей после избрания Горсовет Новосибирска?


Я думаю, что наоборот. Под свет софитов поставили всю мою жизнь. Раскручивают анонимные Телеграм-каналы. Никакой личной жизни, не можешь сказать лишнего слова.


Вы стараетесь для людей своего города. Участвуете в субботниках вместе с жителями, а также боретесь за восстановление дорог. Что вас удивило больше всего при работе в Горсовете?


Этих случаев очень много. Из последнего узнала, что у нас ни одного рубля не закладывается на ремонт трамвайных путей. Для меня это было открытие и возмущение. Первый муниципалитет страны — и ни одного рубля на ремонт трамвайных путей. Они у нас уже становятся аварийными. Такое неприятное открытие было. А вообще, эти открытия, в основном они неприятные. Когда ты углубляешься и понимаешь, что здесь у нас провал, здесь провал.


Я буду идти до конца. Какой бы конец там не случился. Я не собираюсь уезжать. 


Сергей Бойко, Светлана Каверзина, Хельга Пирогова и Антон Картавин. Фото: Telegram-канал «Коалиция Новосибирск 2020»


Ваш коллега по коалиции «Новосибирск 2020» Сергей Бойко сообщил, что не собирается возвращаться в России в ближайшее время. Он приостанавливает свою работу в Горсовете Новосибирска. Как вы думаете, встанет ли для вас вопрос эмиграции в будущем?


У Сергея семья и маленький ребёнок. Ему есть что терять. Я Сергея целиком поддерживаю. Мне терять нечего. Я буду идти до конца. Какой бы конец там не случился. Я не собираюсь уезжать. 


Поговорим про наше с вами будущее. За все года, что вы боретесь за права граждан, видите ли разницу в отношение населения к власти и органам местного самоуправления спустя годы?


Чуть больше стали понимать, что зависит от депутата, от муниципалитета. У нас в городе есть институт «Наказы избирателей» и в прошлом созыве было 90 наказов. Это люди, которые давали программу своему депутату. В этом созыве мы набрали почти 400 таких наказов. Люди поняли, что можно влиять на то, что происходит в округе. Граждане дают этот наказ, потом они требуют его исполнить. В своём округе, даже не в городе, люди стали влиять больше.


Какой вы видите Россию через 10 лет? 


Я хочу, чтобы она стала чистой. Чтобы мы убрали побольше свалок на территории России. Это для меня очень важно. Хороший общественный транспорт в крупных городах. Ну и население было более здоровым и более образованным. У меня такая мечта. 


Редактор: Аделаида Бергман

Поддержите Скат media

Чтобы наращивать обороты и рассказывать быстрее и больше о самых важных новостях в России, нам нужны вы.