Лечение, которого нет. Что происходит в государственных психиатрических клиниках

Нарушения этики, слепой приём медикаментов, клопы, изоляция и взятки

|

Автор: Данма Цюй

Дарье 29 лет, в психиатрическую больницу города Серпухова, расположенную на улице Ленинского Комсомола, она попала в 2019 году после попытки самоубийства во время депрессивной фазы биполярного аффективного расстройства второго типа. Оно характеризуется сменой периодов гипоманий (эпизодов повышенного настроения, характеризующихся повышенной энергичностью и ослаблением самокритики, — прим. ред.) и депрессий. 


Схема из книги «Биполярное расстройство. Гид по выживанию для тех, кто часто не видит белой полосы»


Биполярное расстройство не приводит к деградации личности, не снижает умственные способности и не лишает человека дееспособности. Но при этом считается тяжёлым заболеванием из области «большой психиатрии» наравне с шизофренией, и одним из самых опасных из-за высокого суицидального риска.

Из книги «Биполярное расстройство. Гид по выживанию для тех, кто часто не видит белой полосы» (Маша Пушкина, Евгений Касьянов)


Схема из книги «Биполярное расстройство. Гид по выживанию для тех, кто часто не видит белой полосы»


Дарью привезли в психиатрическую больницу Серпухова из реанимации, где она оказалась после попытки самоубийства, и госпитализировали в «добровольно-принудительном порядке». 


В духе «или сами скажете да, или уложим и ещё запомним». В принципе, сначала я была даже не против, потому что рассчитывала на какую-никакую помощь в стабилизации состояния. Чуть позже поняла, что ни о какой стабилизации речи идти не могло.


Психиатрическая больница № 7. Фото: oka.fm


Стационар находится в старом здании, в нём два отделения: мужское и женское. 


Палаты делятся на обычные и «надзорку» — поднадзорные палаты без дверей. Там лежат поступившие недавно. «Огромное количество лежачих пожилых женщин в деменции и те, кто считался „неблагонадёжным“, причём решение о помещении в „надзорку“ принималось просто потому что», — рассказывает Дарья. 


Лежащим в надзорной палате нельзя выходить в общую комнату, исключение — приёмы пищи. 


Всё остальное время положено проводить в клопастой постели. Я правило не знала и выходила, на что, спасибо медсёстрам и санитаркам, закрывали глаза просто в свете того, что я не чинила никаких неприятностей, тихо сидела и читала.


На койках в палатах матрацы с клопами. «Сыпь по телу я лечила ещё месяц после выписки, на мои жалобы провели демонстративную обработку силами младшего медперсонала», — жалуется Дарья.